«Хореку. Истории Тухардской тундры» — мультимедийный антропологический арт-проект. Во время работы над проектом художники совершили две экспедиции в Тухардскую тундру, в кочевье ненцев-оленеводов. Они провели в тундре около месяца, общаясь с кочевниками и собирая аудио- и видео материал. Для съёмок, кроме традиционных камер и звукозаписывающего оборудования, использовались VR камеры. Результатом проекта стала инсталляция-медиаобъект. По форме он воспроизводит зимнее жилище ненцев — балок. Снаружи на него проецируется видео, внутри балка - две части, разделенные перегородкой. В каждой из них зритель может надеть VR-очки и наушники и посмотреть VR-версию фильма, которая совпадает по аудиодорожке с видеоинсталляцией, но в ней используется другой видеоряд. Одна часть балка внутри целиком обтянута шкурами, другая - брезентом и ситцем. Это создает тактильное пространство, которое дополняет vr-фильм. Аудиоряд, объединяющий обычный и VR-фильмы — записи рассказов Василины Каяриной, ненки, вместе со своей семьей и стадом оленей кочующей в Тухардской тундре, примерно в 140 километрах от Норильска.

Сюжет фильмов — истории из жизни семьи, рассказанные Василиной. В них смешиваются бытовые сюжеты, рассказы о ненецкой культуре и природе, элементы фольклора.

Взгляд VR-камеры еще непривычен для нас и не стал частью визуального языка масс-медиа, политики, журналистики и других агентов, спекулирующих медиаобразами. На этом основывается работа с материалом и ритмом фильма — камера наблюдает за происходящим вокруг, не выделяя приоритетные образы рамкой кадра. Монтаж минимизирован, его ритм отсылает к традиции «медленного кино». Смысл складывается из наложения визуального ряда и речи повествовательницы. Иногда видео иллюстрирует рассказ, а иногда расходится с ним, позволяя зрителю достраивать образный ряд самому. Из-за отсутствия закадрового пространства, которое является неотъемлемой частью традиционного кино, зрителю трудно проассоциировать себя с оператором или вообще каким-либо субъектом. Идентификация ситуативна и свободна: иногда зритель ассоциирует себя с собеседником изображенных людей, находящимся в одном пространстве с ними, иногда — с оленем в стаде, иногда — вообще с неодушевленным предметом или бестелесным существом. Такое размытие идентичности характерно для фольклора. Здесь художники находят неожиданное соответствие между образностью искусства традиционного общества и ультрасовременным медиа.

Проект реализован в рамках благотворительной программы «Мир новых возможностей» компании «Норникель», при поддержке Музея Норильска.
О проекте
Made on
Tilda